Опубликовано

Консульский полтинник

«Консульский полтинник» — филателистическое название одной из марок серии (ЦФА № ОС6; Yver № 7). Надпечатка красной краской текста «Воздушная почта Р. С. Ф. С. Р. 1200 герм. марок» была сделана на марке консульской пошлины номиналом в 50 копеек. Это одна из самых редких почтовых марок РСФСР, её ориентировочный тираж 50—75 экземпляров.

Консульские марки, или марки консульской пошлины, — вид фискальных марок для оплаты консульских пошлин при оформлении въездных и выездных документов. В России используются с 1913 года. Использовались и в качестве почтовых. «Консульскими» марками называют также серию служебных авиапочтовых марок РСФСР 1922 года.

В 1922 году, после образования паритетного русского-немецкого общества воздушных сообщений «Дерулюфт» (нем. Deutsche Russian Luftverkehr), была открыта первая в РСФСР международная воздушная линия — Москва — Кёнигсберг. Хотя самолёты общества доставляли только дипломатическую почту, его уставом была предусмотрена возможность пересылки и частной платной корреспонденции, оплачиваемой при отправке из Москвы советскими марками, а при отправке из Германии — немецкими.

В этот период в Берлине находился ряд представительств советских торговых и промышленных организаций, не обладавших, однако, дипломатическим статусом. Имея оживлённую переписку с Москвой, эти организации испытывали неудобство в связи с тем, что существовавший в Германии официальный порядок приёма почты в РСФСР с двухнедельным интервалом приводил к задержкам всё возрастающей служебной корреспонденции. С целью устранения этих задержек по инициативе советского представителя в Берлине М. Крестинского было предложено отправлять почту советских представительств вместе с дипломатической корреспонденцией. Однако в отличие от дипломатической, почта торговых представительств должна была быть оплачена надлежащим образом с учётом действующих тарифов на авиапочту.

Для учёта этих платежей в июле 1922 года на запасе консульских марок Российской империи, имевшимся в посольстве РСФСР в Германии, была сделана типографская красная надпечатка новой принадлежности и номинальной стоимости. Серия включала марки восьми номиналов от 12 до 1200 немецких марок. Марки предполагалось использовались в качестве почтовых для франкировки служебной корреспонденции Народного комиссариата иностранных дел РСФСР и других советских организаций, отправляемой воздушной почтой в Москву.

Так как этот выпуск был осуществлён без согласования с Наркомпочтелем РСФСР, инициатива дипломатического представительства не получила одобрения в Москве. Вскоре после прибытия в столицу первого авиарейса с почтой, был издан приказ об изъятии марок из обращения, а тираж был затребован в Москву.

Опубликовано

Картонка

5 декабря 1932 года в здании Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина открылась 1-я Всесоюзная филателистическая выставка. На самом деле она была второй. Первая общесоюзная филателистическая выставка, носившая название «Всесоюзная выставка по филателии и бонам», прошла гораздо раньше, с 14 декабря 1924 по 1 февраля 1925 года в Москве. Её инициировал один из основателей советской филателии Фёдор Григорьевич Чучин – на тот момент Уполномоченный по филателии и бонам в СССР. Выставка 1924-25 годов была очень масштабной и поистине международной. В Москву съехались филателисты из десятков стран мира, а голландцы, турки, швейцарцы и литовцы даже получили награды за свои экспозиции.

Но государственная политика за последующие семь лет значительно изменилась. Выставка Чучина была слишком… ну, капиталистической. На ней частные лица представляли свои частные собрания и коллекции, частные лица же и получали награды. В 1932 году такой расклад уже не годился. Поэтому организаторы выставки 1932 года закрыли глаза на выставку 1924-25 годов и назвали новую выставку Первой. Никаких частных филателистов с коллекциями там уже не было – на 1-я Всесоюзной филателистической выставке были представлены государственные коллекции Народного комиссариата связи СССР. Прямо скажем – это были хорошие и богатые коллекции, но сильно ограниченные из-за идеологической составляющей. Собственно, именно это и послужило причиной изменения формата – в частных коллекциях могли встретиться марки идеологических врагов.

Ко всем филателистическим выставкам во всём мире обязательно печатаются почтовые марки, прославляющие эти выставки (конечно, это утверждение касается только глобальных, государственного масштаба выставок). Плюс сами выставки всегда (в том числе и локальные) печатают свои собственные непочтовые, сувенирные марки.

Наркомсвязи СССР к 1-й выставке выпустил две сувенирные марки с изображением Пушкинского музея (рисунок Василия Васильевича Завьялова) номиналами 15 и 35 копеек, отпечатаны на бумаге с водяным знаком. В обращение они поступили в день открытия выставки, 5 декабря 1932 года.

В 1932 году к 1-й международной филателистической выставке в СССР решили приобщиться к распространяющемуся по миру формату и тоже напечатать блок размерами 168х120 мм. И напечатали – тиражом 500 экземпляров. Он не предназначался для свободной продажи (хотя при желании из него можно было вырезать марку и наклеить на конверт), поэтому его корректнее называть «сувенирным», а не «почтовым». Его 500 экземпляров прилагались к приглашениям на выставку для почётных гостей.

Как видно, на блоке, помимо 4-х марок, появилась надпись «Народный комиссариат связи СССР» и её дубляж на французском языке – Commissariat du Peuple des communications postales et électriques. Сувенирный лист был передан дирекции выставки, которая, собственно, и занималась рассылкой приглашений. Естественно, блоки «осели» в коллекциях приглашённых или были впоследствии ими передарены (перепроданы). Сегодня несколько таких блоков можно найти в свободной продаже (в основном, на аукционах), их стартовая цена в среднем составляет 20000 $. Конечно, тираж 500 экземпляров. Редкость!

Более того, на выставке можно было блок специальным красным гашением погасить. Но почти все оставили свои блоки в чистом виде – поэтому гашёный сейчас стоит каких-то вообще невразумительных деньжищ.

Но на самом деле тираж блоков был не 500, а 525 экземпляров. Что же это были за загадочные 25 листов? Они были именными. На них была сделана надпечатка «Лучшему ударнику Всесоюзного Общества Филателистов». Их разослали не кому-нибудь, а 25 людям, внесшим наибольший вклад в развитие советской филателии – все они принимали участие в организации выставки.

Но есть и ещё более тонкое деление. Таких блоков, как на картинке выше, было не 25, а 22. На последних трёх блоках с надпечаткой «Лучшему ударнику Всесоюзного Общества Филателистов» была ещё одна, дополнительная, сделанная вручную надпечатка – с указанием конкретной должности и имени приглашённого. Как мы видим на фото ниже, один из блоков предназначался «председателю Президиума МО – Э. М. Нуркас». МО – это Московское общество филателистов.

Второй блок с личным посланием получил тогдашний председатель Президиума Ленинградского общества филателистов. А третий – не кто иной как Генрих Григорьевич Ягода, на тот момент – начальник секретно-оперативного управления ОГПУ и фанатичный филателист.

Итак у нас есть:

— 500 блоков обыкновенных (некоторые гашёные);
— 22 блока с надпечаткой «ударнику»;
— 3 именных блока.

Каждый из именных блоков – это так называемый уникум, то есть марка, существующая в единственном экземпляре. Выставка завершилась. Блоки осели в личных коллекциях получателей. А вот судьба трёх именных блоков интересна. К сожалению, я не знаю, кто возглавлял Президиум Ленинградского общества филателистов в 1932 году, и найти эту информацию я не смог. Но по слухам, его репрессировали и расстреляли в конце 1930-х. Генриха Ягоду, как известно, тоже расстреляли – 15 марта 1938 года. Их блоки может и сохранились – а может, и нет. Вполне вероятно, где-то хранился блок с личной надпечаткой Ягоде (посмотрите в дедушкином альбоме!), и его стартовая стоимость, полагаю, будет около 800-900 тысяч долларов.

В 2008 году картонка Нуркаса появилась на филателистическом аукционе Cherrystone и была продана за безумные деньги – 776250 $.

Интересно, что в 1997 году, блок получил «вторую жизнь». Не именной блок Нуркаса, а обычный, без надпечатки. По инициативе Канадского Общества Русской Филателии был сделан небольшой тираж «картонки-97», которая полностью копирует «картонку-32» и отличается от нее памятной надписью на лицевой стороне и надписью на обороте.

Опубликовано

Тифлисская уника

«Тифлисская уника», или «Тифлисская марка», — филателистическое название очень редкой почтовой марки, выпущенной в Российской империи (на территории современной Грузии) для городской почты Тифлиса (ныне Тбилиси) и Коджори в 1857 году. Срок выхода и символика позволяют говорить о «Тифлисской унике» как о первой российской марке.

Описание

Номинал — 6 копеек. Почтовая пересылка внутри города составляла 5 копеек, и 1 копейка добавлялась за стоимость изготовления.
Тифлисские марки были беззубцовыми, имели квадратную форму и печатались, вероятней всего, полосками по 5 штук в листе. Они выполнены бесцветным рельефным тиснением, на желтоватой бумаге. На обороте густой слой желтоватого клея.
Рисунок марки очень чёток и ясен. На рисунке изображён герб Тифлиса, а над ним — двуглавый орёл с опущенными крыльями. Старинный герб Тифлиса состоял из двух частей: верхняя половина — гора Арарат с Ноевым ковчегом на вершине, река Кура и покровитель Грузии — святой Георгий на коне; на нижней части щита — жезл бога Меркурия. По четырём сторонам внешнего поля марки располагаются слова: «ТИФЛИС:», «ГОРОДС:», «ПОЧТА», «6 КОП:».

История

Марка появилась по инициативе управляющего почтовым округом на Кавказе и за Кавказом Н. С. Коханова. Оригинальный выпуск был назван «бумажными штемпельными печатями, имеющими свойства облатки», причем для почтового отправления по городу требовалось наклеить одну марку («штемпельную печать»), а для пересылки в Коджоры (или обратно) — три.
В прошлом считалось, что тифлисские марки были выпущены в ноябре или декабре 1857 года, но ранее 10 декабря того же года — даты появления первых марок России. По новым данным, они увидели свет 20 июня 1857 года. Использовались в обращении на территории Тифлиса и Коджор примерно до 1865—1866 годов.
По другим, более ранним, сведениям, марки имели хождение непродолжительное время и были аннулированы с 1 марта 1858 года, когда на Кавказе стали употреблять общероссийские штемпельные конверты и марки.

Каталогизация

Впервые о том, что в Тифлисе существовала городская почта и что для местных писем там употреблялась особая городская почтовая марка, в филателистической среде заговорили в 1880-х годах. Однако на тот момент самой марки никто ещё не видел. Тем не менее, это не помешало издателю крупнейшего в своё время каталога почтовых марок Моэнсу, начиная с 1889 года постоянно в каждом новом издании сообщать о ней, ставя при этом вопрос: фр. «Il y a des timbres, mais lesquels?» («Есть марки, но какие?»). С прекращением издания этого каталога в конце XIX века сведения о тифлисской марке на какое-то время перестали помещать в каталогах.
В 1933 году описание марки приведено в каталоге «Михель», а начиная с 1934 года в «Михеле» появилось изображение марки.
В 1941 году марку вновь поместили в каталог, изданный в Нью-Йорке С. В. Пригара под названием «Русская почта в Империи, в Турции, в Китае и почта в Царстве Польском». Позднее, в 1957 году, тифлисская марка включается в английский специализированный каталог для марок России, составленный Д. Рейнольдсом, и в немецкий каталог «Липсия». Причём в последнем каталоге рисунок марки и надпись были искажены.
Название марки «Тифлисская уника» предложил в 1929 году бакинский филателист Сергей Иванович Кузовкин.

Филателистическая редкость

До Первой мировой войны было отыскано всего три экземпляра. Первый экземпляр, известный коллекционерам — был куплен архитектором К. К. Шмидтом в 1913 году. В течение 1910-х — 1920-х годов все три экземпляра тифлисской марки приобрёл известный филателист Агафон Фаберже (сын Петера Карла Фаберже), эмигрировавший из России: первый и лучший экземпляр — у Георгия Кирхнера, второй — у В. Веркмейстера.

Эти марки были экспонированы на филателистической выставке в 1928 году в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки, Финляндия) и на международной выставке «WIPA-33» в 1933 году в Австрии. Всё, что демонстрировалось на этой выставке, было заложено, перевезено в Лондон и в 1939 году продано на аукционе. 20 ноября 1939 года лучший экземпляр «тифлисской марки» за 28 фунтов стерлингов купил Дж. Вильсон.

Вторую марку купил за 25 фунтов стерлингов Т. Лавров для коллекции Х. Штюббе. 2 октября 1957 года эта марка была реализована за 180 фунтов стерлингов. Её приобрёл Р. Дэвидсон. Впоследствии она находилась в коллекции Р. Бергмана и была продана 24 марта 1971 года с аукциона в Нью-Йорке. Цена на марку была доведена до 7250 долларов. Сенсационную продажу прокомментировали нью-йоркские газеты, отметив, что это «самая большая сумма, вырученная за русскую марку». 15 октября 1985 года она упоминалась в связи с аукционной продажей собрания Н. Д. Эпштейна.

Третий экземпляр был продан в 1939 году за 14 фунтов стерлингов. 19 февраля 1958 года он фигурировал при продаже коллекции Х. Госса и был продан за 175 фунтов стерлингов.

В дальнейшем две марки оказались в коллекции известного филателиста и знатока русских марок Збигнева Микульского, проживающего в Швейцарии, который демонстрировал их в 1997 году в России на Всемирной выставке «Москва-97». Третий экземпляр, хуже всего сохранившийся, попал в коллекцию дочери известного коллекционера Берлинжера из Люксембурга. В 2000 году Збигнев Микульский продал принадлежавшие ему экземпляры за полмиллиона долларов, при этом имя нового владельца марок не сообщалось.

5 октября 2008 года на крупнейшем филателистическом аукционе David Feldman SA (Женева, Швейцария) один из трёх известных в мире на тот момент экземпляров Тифлисской уники, ранее принадлежавший Збигневу Микульскому, был продан за 480 тысяч евро (что составило более 700 тысяч долларов).

В марте 2011 года ещё один негашёный экземпляр «Тифлисской уники» был найден в хранилище Национального почтового музея при Смитсоновском институте в Вашингтоне. Он находился в коллекции Г. Х. Кестлина — русского филателиста, жившего в Великобритании, подаренной музею в 1984 году его наследниками.

На сегодня известно о восьми экземплярах Тифлисской уники.