Опубликовано

Картонка

5 декабря 1932 года в здании Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина открылась 1-я Всесоюзная филателистическая выставка. На самом деле она была второй. Первая общесоюзная филателистическая выставка, носившая название «Всесоюзная выставка по филателии и бонам», прошла гораздо раньше, с 14 декабря 1924 по 1 февраля 1925 года в Москве. Её инициировал один из основателей советской филателии Фёдор Григорьевич Чучин – на тот момент Уполномоченный по филателии и бонам в СССР. Выставка 1924-25 годов была очень масштабной и поистине международной. В Москву съехались филателисты из десятков стран мира, а голландцы, турки, швейцарцы и литовцы даже получили награды за свои экспозиции.

Но государственная политика за последующие семь лет значительно изменилась. Выставка Чучина была слишком… ну, капиталистической. На ней частные лица представляли свои частные собрания и коллекции, частные лица же и получали награды. В 1932 году такой расклад уже не годился. Поэтому организаторы выставки 1932 года закрыли глаза на выставку 1924-25 годов и назвали новую выставку Первой. Никаких частных филателистов с коллекциями там уже не было – на 1-я Всесоюзной филателистической выставке были представлены государственные коллекции Народного комиссариата связи СССР. Прямо скажем – это были хорошие и богатые коллекции, но сильно ограниченные из-за идеологической составляющей. Собственно, именно это и послужило причиной изменения формата – в частных коллекциях могли встретиться марки идеологических врагов.

Ко всем филателистическим выставкам во всём мире обязательно печатаются почтовые марки, прославляющие эти выставки (конечно, это утверждение касается только глобальных, государственного масштаба выставок). Плюс сами выставки всегда (в том числе и локальные) печатают свои собственные непочтовые, сувенирные марки.

Наркомсвязи СССР к 1-й выставке выпустил две сувенирные марки с изображением Пушкинского музея (рисунок Василия Васильевича Завьялова) номиналами 15 и 35 копеек, отпечатаны на бумаге с водяным знаком. В обращение они поступили в день открытия выставки, 5 декабря 1932 года.

В 1932 году к 1-й международной филателистической выставке в СССР решили приобщиться к распространяющемуся по миру формату и тоже напечатать блок размерами 168х120 мм. И напечатали – тиражом 500 экземпляров. Он не предназначался для свободной продажи (хотя при желании из него можно было вырезать марку и наклеить на конверт), поэтому его корректнее называть «сувенирным», а не «почтовым». Его 500 экземпляров прилагались к приглашениям на выставку для почётных гостей.

Как видно, на блоке, помимо 4-х марок, появилась надпись «Народный комиссариат связи СССР» и её дубляж на французском языке – Commissariat du Peuple des communications postales et électriques. Сувенирный лист был передан дирекции выставки, которая, собственно, и занималась рассылкой приглашений. Естественно, блоки «осели» в коллекциях приглашённых или были впоследствии ими передарены (перепроданы). Сегодня несколько таких блоков можно найти в свободной продаже (в основном, на аукционах), их стартовая цена в среднем составляет 20000 $. Конечно, тираж 500 экземпляров. Редкость!

Более того, на выставке можно было блок специальным красным гашением погасить. Но почти все оставили свои блоки в чистом виде – поэтому гашёный сейчас стоит каких-то вообще невразумительных деньжищ.

Но на самом деле тираж блоков был не 500, а 525 экземпляров. Что же это были за загадочные 25 листов? Они были именными. На них была сделана надпечатка «Лучшему ударнику Всесоюзного Общества Филателистов». Их разослали не кому-нибудь, а 25 людям, внесшим наибольший вклад в развитие советской филателии – все они принимали участие в организации выставки.

Но есть и ещё более тонкое деление. Таких блоков, как на картинке выше, было не 25, а 22. На последних трёх блоках с надпечаткой «Лучшему ударнику Всесоюзного Общества Филателистов» была ещё одна, дополнительная, сделанная вручную надпечатка – с указанием конкретной должности и имени приглашённого. Как мы видим на фото ниже, один из блоков предназначался «председателю Президиума МО – Э. М. Нуркас». МО – это Московское общество филателистов.

Второй блок с личным посланием получил тогдашний председатель Президиума Ленинградского общества филателистов. А третий – не кто иной как Генрих Григорьевич Ягода, на тот момент – начальник секретно-оперативного управления ОГПУ и фанатичный филателист.

Итак у нас есть:

— 500 блоков обыкновенных (некоторые гашёные);
— 22 блока с надпечаткой «ударнику»;
— 3 именных блока.

Каждый из именных блоков – это так называемый уникум, то есть марка, существующая в единственном экземпляре. Выставка завершилась. Блоки осели в личных коллекциях получателей. А вот судьба трёх именных блоков интересна. К сожалению, я не знаю, кто возглавлял Президиум Ленинградского общества филателистов в 1932 году, и найти эту информацию я не смог. Но по слухам, его репрессировали и расстреляли в конце 1930-х. Генриха Ягоду, как известно, тоже расстреляли – 15 марта 1938 года. Их блоки может и сохранились – а может, и нет. Вполне вероятно, где-то хранился блок с личной надпечаткой Ягоде (посмотрите в дедушкином альбоме!), и его стартовая стоимость, полагаю, будет около 800-900 тысяч долларов.

В 2008 году Нуркаса появилась на филателистическом аукционе Cherrystone и была продана за безумные деньги – 776250 $.

Интересно, что в 1997 году, блок получил «вторую жизнь». Не именной блок Нуркаса, а обычный, без надпечатки. По инициативе Канадского Общества Русской Филателии был сделан небольшой тираж «картонки-97», которая полностью копирует «картонку-32» и отличается от нее памятной надписью на лицевой стороне и надписью на обороте.